Болтать и рисовать — о «Радисте»

14 сентября 2010     Автор:


Меня попросили написать про работу в газете «Радист», где я трудился в 1986—1988 гг. будучи студентом: работал я корреспондентом и немного(пару-другую месяцев) — художником. Я сразу сказал, что нормально «написать» про ЭТО, по моему мнению, невозможно, потому что почти все (кроме скучного анкетного перечисления фамилий, дат и названий) события моего корреспондентства в «Радисте» относятся к категории непечатных. Помню, как однажды ловко ездил на попутках по Путятинскому району Рязанской области, чтобы написать о соцсоревновании, которое, якобы, вели студенты РРТИ между собой, собирая картошку. За день я проехал на перекладных «Зилах» километров 300, и, ясное дело, понял, что никакого соревнования, по существу, нет. Никто из соревнующихся вообще не знал, что он соревнуется, а ежедневно повторять мой «подвиг» сотрудникам «штаба соцсоревнования», изображая вручную «невидимую руку рынка» было лень. Статью с легкой критикой этого дела я назвал «В ЭПИЦЕНТРЕ СОЦСОРЕВНОВАНИЯ», пытаясь эзоповым языком выразить свое личное отношение к этой белиберде (так тогда у журналистов было принято).

– О как! — заметка сначала попала на стол к литсотруднику «Радиста», эстетке до помады на губах Любе Рыжковой, и она подняла брови вверх. Напечатала ли ее под таким названием наш бессменный редактор Людмила Николаевна Михайлова? Не знаю. Людмила Николаевна, напечатали? Ну и в таком духе…
Видите, сегодняшняя «непечатность» существует вовсе не в том смысле, что эти события были такими уж НЕПРИЛИЧНЫМИ, вовсе нет. Например, с тем же СЕКСОМ у меня «Радист» вообще никак не связан. В «Радисте» мне и так хватало приятного. Например — огромной кучи денег. 40 рублей х2 (ставки корреспондента и художника) + командировочные + гонорары из других газет (например, областного «Рязанского комсомольца», куда некоторые «радистовские» материалы о студенческой жизни после переделок я продавал по второму разу) делали меня ОЧЕНЬ богатым. Жутко сказать — в 22 года я ежемесячно получал денег (около 200 рублей) БОЛЬШЕ, чем мой 46-летний отец, работавший старшим инженером в каком-то страшно важном таинственном «объединении»! Это мне ужасно нравилось. Естественно,что учился в институте я плохо. В результате в дипломе у меня оказались только 2 «пятерки» – по черчению и научному коммунизму. «Пятерки» были по тем предметам (рисованию и болтанию), которыми я, как выяснилось, владел не в результате «изучения», а от рождения.

Так вот, именно этими «предметами» я занимался в редакции газеты «Радист», да и еще в обмен на деньги! Что же может быть лучше? Потом я уехал в Москву, немного поработал корреспондентом в еженедельниках «Собеседник» и «Коммерсантъ». Денег платили еще больше, чем в «Радисте»(рублей 70, пять долларов за заметульку в пол-колонки),но на покупку «хрущевки», которая тогда стоила в Москве 24 000 долларов, никак не хватало! Чтобы купить квартиру в Москве, такими статьями мне предлагалось обклеить всю Кремлевскую стену. Затем наступили другие времена, и я быстро понял, что лучше платить зарплату СЕБЕ САМОМУ, чем получать ее от кого-то. Так я стал в 1991 году предпринимателем. Им и остался теперь. Моя практика — разные деловые проекты, которые никак формально не мои, а как бы «сданы» в аренду директорам партнерам. Это, между прочим, мой любимый урок журналистики — публиковаться не напрямую, а под псевдонимом. Мол, нам на фиг слава, нам важен результат. Это весьма правильно, как быстро выяснилось. Кстати, мне сейчас почти столько же лет, сколько было моему отцу, когда я работал в «Радисте». Жуть.

Дмитрий ПИВЦАЕВ, студент
факультета автоматики и телемеханики в 1983—1988 г., бывший
корреспондент и художник газеты «Радист».

Метки: Рубрика: Выпускники

обсуждение


оставить комментарий или два